Winged Teller
Начало.

На ступеньках небольшенькой церкви около леса сидел священник. Вокруг роились дети. Ещё бы, добрый дядя пусть и казался молодым, только вот возраст внешний не соответствовал натуральному, священник был Даэва, или просто бессмертным. Проживший много-много лет, пережив несколько поколений, он накопил огромное множество интереснейших историй. И…пока было светло и родители не гнали детишек спать, он с радостью рассказывал.
Сегодня правда рассказ был не столь оптимистичным, но не менее захватывающим. Сегодня священник рассказывал историю мира. В его устах она лилась захватывающим потоком информации о невозможных существах, о победах и поражениях, о успехах и…страшной ошибке, которая привела к расколу мира. Рассказал он и о Асмодианах, жителей второй половины мира, второй части выживших после раскола. Асмодиане не плохие, говорил он, просто думают немного по другому, и по моему мнению их точка зрения вернее, чем у нашего правления. Потом он рассказал несколько сказок на ночь и отправил детей по домам, благословив именем Аиона.

Инквизиция:

Эти кровожадные сволочи не жалели никого. Бесчувственные и безумные они не чурались никаких методов для вытягивания признания в ереси и последующим мучительным убиением. Постигла эта беда и небольшую деревню рядом с лесом. Запылали дома, выбегающих безжалостно убивали, за редким исключением. Не убитых тащили в лагерь инквизиции, где пытали, пытали, пытали. Не было спасения и для женщин, детей стариков. Не было, пока не пришёл священник. Огонь ярости читалась в его голубых обычно глазах, на поясе пылала, пытаясь выпустить свою магию, книга, в руках был обычный деревянный посох. Время казалось замедлило свой ход, когда священник рванулся к первому инквизитору, медленно отрезавшему руку у девочки, требуя признания в ереси. Прыжок, вертушка и обычный деревянный посох разорвал мучителя пополам. Мгновение и лечащее заклинание священника уже излечило раненную руку, а он метнулся к следующему инквизитору. Выхватив второй рукой книгу он метнул посох, обратившийся в огненной копьё, убив ещё одного, третью сволочь он убивал уже голыми руками. Мирный, обычно, священник вырвал голову с остатками позвоночника и бросил в сторону. Оставшиеся инквизиторы рванулись было к лесу, но судьба их была предрешена. Служитель церкви без проблем догонял и убивал, догонял и убивал. Понимая, что убегать нет смысла, инквизиторы попытались дать отпор, но даже нападая вдесятером на одного, единственное чего они добились, ранения священника и быстрой собственной смерти.
Жители не знали, что делать, когда их спаситель вернулся. Но страх был забыт, ибо святоша наконец добравшись принялся просто лечить раненых, пытаться воскресить умерших, но ещё не успевших отойти в мир иной, отпевать и помогать хоронить павших. Тела инквизиторов он проклял и сжёг магическим пламенем.

Разделение:

Вокруг небольшого домика у церквушки около леса выстроился кругом отряд магов. Они чертили руны, пентаграммы и готовились к какому-то ритуалу. Доводились последние штрихи и вот, готово. Маги встали на свои места и начался речитатив заклятий. Одна за одной загорались начертанные руны, бежали кругами и зигзагами по строго очерченным дорожкам магические формулы, поднималось в воздух зелёное марево. Внутри домика сидел священник. До конца заклятия, способного убить даже Даэва оставалось совсем немного, когда он выскочил и голыми руками убил первого кастующего. Затем наступил черёд второго, третьего…последнего. Последний сладко улыбнулся. «Мы тебя всё-таки убили, предатель», - были его последние слова. А потом мир священника разорвала боль.
Новое рождение:
Заклятие разделения души и тела, вот значит какие заклинания на своих верных служителей используете…Значит вот как вы оплатили за труд на благо на…вашей рассы?…Надеюсь вы все умрёте, а я вам в этом поспособствую…
Тело священника приобрело тёмный оттенок кожи, на руках и ногах выросли когти, в остальном выглядел он как и прежде, стройный, длинноволосый, голубоглазый, разве что глаза загорались пламенем в бою и реального цвета не было видно.
Заклятие удалось лишь частично и, недочитанное до конца, оно из одного Элийца создало два Асмодианина, которые люто ненавидели белокрылых.