Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи пользователя: Winged Teller (список заголовков)
03:43 

Квента Вакабы. Встреча часть1.

Winged Teller
Жажда.
То, чего он не получил в детстве, мучило ассасина. Спасённая девочка-мастер духов не выходила из мыслей. Какого чёрта этим белокрылым понадобилось убивать это милое существо, почему они смотрели с таким превосходством, что дало им право считать себя судьями и вершителями правосудия?! И какого чёрта они считали, что их правосудие верно?! Привыкший к свободе, убийца не любил подчинятся глупым законам, удерживали его разве что весьма растянутые рамки морали. Он почитал гордость, но ненавидел гордыню. И именно это поганое чувство собственного достоинства он видел в глазах белокрылых. Но ничего, им уже ничего не сказать миру, а вот про сам мир узнать было бы вполне неплохо.
Путь его лежал к небольшому домику невдалеке от леса. Там, по словам жителей деревни неподалёку, жил чароплёт, хорошо знающий историю, по словам некоторых, даже участвовавший в её сотворении. Ассасин крался, прячась за кустами, в оврагах, за деревьями, искомый дом был рядом и не хотелось попасть на разъярённого хозяина, поговаривали, что когда он не в настроении, то встречаться с ним не стоит…совсем не стоит.
Встреча.
«Кхм»…убийца не думал, что чароплётом окажется девушка. На вид ей было лет шестнадцать, не высокого роста, волос, цвета лазури и такого же цвета глаза. Казалось в них можно утонуть. Рядом с ней, обвивая её легкими воздушными струями, лежал дух, по виду: ветряного типа.
Нюх убийцы уловил возмущение в воздухе. Тело замерло от пронизывающих его возмущений пространства. Где-то начинала твориться магия, сильная магия. Повернув голову, ассасин увидел худую и высокую фигуру мужчины. Плащ мага развивался. По одежде, по оголённому телу, по лицу бежали, светясь синим пламенем, руны. Дрожь брала оттого, что за заклинание он пытался закончить. И попасть оно должно было в девчушку. Не было времени думать, и убийца рванулся к магу. Появившись у него за спиной, он рассчитывал быстрым движением закончить жизнь наглеца, посягнувшего на хрупкую девушку, но кинжалы проткнули пустоту. В тот же момент сильная рука сжала шею и подняла убийцу над землёй. «Кто это у нас тут? Кажется, Вакаба, у тебя появились почитатели», - было удивительно, но маг обращался к девушке, которую он и атаковал. В ответ ему был взволнованный крик: «Мастер, берегитесь!». А потом тело пронзила боль, и сознание потухло.
Пробуждение.
Очнулся он на кровати в небольшой комнатушке. Рядом сидела та девушка. Казалось, что в лучах, появившейся на её лице улыбки, можно греться в холодные зимние ночи. «Рада, что Вы живы, - сказала она, - Одевайтесь и проходите в гостиную, хозяин ждёт вас». Мягким шагом она вышла из комнаты. Через открытую дверь было видно, как девушка ласково приобняла за плечи сидящего в кресле мага и, казалось, пламя ярости его глаз погасло, сменившись тёплым сиянием удовлетворённости.
Ждать не имело смысла – именно за этим он и пришёл. Быстро одевшись, он вышел из комнаты. В гостиной напротив камина стояли два больших, отделанных кожей кресла, между ними круглый столик. За столиком, видимо для гостей был поставлен потёртый, но явно ухоженный и удобный диван. На него и указал маг. «Вам кофе или чай?» - поинтересовалась девушка. Получив ответы, она скрылась на кухне. Вкусы ассасина и мага совпали.
Беседа.
- А кто, это милое создание? И почему вы нападали на него? – глаза ассасина выражали недоумение.
- Тут всё просто. Это, Вакаба, моя ученица. Она привязалась ко мне в одной из деревень, что я проходил в поисках белокрылых. До сих пор не знаю, почему я не смог ей отказать, но видимо ты меня понимаешь. Она милейшее создание, ласковое и нежное, зачем ей я, не имею понятия. Но она рядом, и вроде как довольна, на том и хорошо. Она, как я, как и ты – даэва. Ну и я обучаю её, чтобы могла постоять за себя. Уровень её силы, как впрочем, и твоей, очень высок. В будущем мы сможем стать равными и это будет хорошо, - маг сладостно улыбнулся, - чтобы убивать белокрылых…
Улыбка стала ещё шире.
- Впрочем, Вакаба и сейчас очень сильна и у тебя против неё пока нету шансов. К слову, ты чуть не скопытился именно от её заклятья, с силой у неё порядок, а вот с контролем оной не совсем. Я прикрыл тебя по возможности щитом, но ты ведь понимаешь, что ты не был приоритетом? – маг хитро подмигнул убийце, а пришедшая минуту назад девушка покраснела.
- Извините, я не хотела. – прошептала Вакаба.
- А теперь к делу. Что привело тебя в моё скромное жилище, убийца? Прийти сюда рискуют немногие, я отнюдь не гостеприимен и не ласков, скорее даже наоборот.
- Совсем недавно я спас молодую асмодианку от белокрылых…
- Я так понимаю они мучались, я так понимаю они мертвы?! – в глазах мага мешались ярость вкупе с удовольствием.
- …так вот эти существа…почему они нападают на нас, что мы им сделали? История, вот что интересует меня, – ответил ассасин.
Рассказ.
- Видишь ли. Когда-то мы были одной расой. Мы ожесточённо воевали с Балаурами за башню вечности, пристанище нашего бога Аиона. Не знаю, что стукнуло по голове эллийских лордов вечности, но они решили заключить с Балаурами мир, они впустили их в башню вечности. Балауров спровоцировали или они сами спланировали подставу. Один из них пал, и они рванулись на штурм. Защита башни, со стороны, где её составляли элийцы, не выдержала и башня пала. Чтобы сохранить остатки мира, двое лордов защитников распрощались с жизнями. Эллийцы же даже не почтили их за то, что они спасли мир, пусть и допустив ошибку ранее. Они возомнили себя высшими существами, а нас обозвали зверьми, когда впервые увидели. Конечно, ведь им не пришлось выживать, их мир был миролюбив к ним, в нём было много тепла и света, не то, что тут. Тут, чтобы найти пригодный клочок земли, приходилось сражаться, сражаться, сражаться. Когти у нас на теле – результат жестокой среды обитания, тёмная или бледная кожа – результат недостатка света…И за это нас назвали зверьми… Позже, легион Дэльтраса наткнулся на портал, ведущий в Асмодею. Эти, как они зовут себя, «праведные и благородные создания» убили охрану рифта, хамили лорду Зикелю, который их поймал, а после того как их прогнали, выжившие убивали, убивали…эти с..ки убивали асмодиан в ближайшей деревне. Они не жалели никого, совсем никого, НИ ДЕТЕЙ, НИ ЖЕНЩИН, НИ СТАРИКОВ!!!
Глаза мага полыхнули яростью, по телу побежали алые сполохи, руки затряслись в безумной злобе. Казалось он сейчас разнесёт это здание по камушку. Ассасин мягко спрыгнул с дивана и рванулся к двери, за его спиной мелькали картинки иллюзий, что маг показывал вместе со своим рассказом. Иллюзии, подобные страшным снам, снам для асмодиан, снов, которые принесли элийцы. Девочка-спиритмастер вскочила с кресла и ласково дотронулась до плеч мага, провела рукой перед глазами, он успокаивался.
-Куда же ты убегаешь, убийца, твой кофе ещё не выпит, да и мне интересно, что ты думаешь по этому поводу…


запись создана: 15.07.2010 в 01:54

01:51 

Flone prestory

Winged Teller
После крушения башни наш мир погрузился во тьму. Мы защищались как могли, но увы, защитники другой стороны башни не сдержали неистовый напор балауров и башня рухнула. И вот, нашим миром стала темнота. Но приспосабливаемость человека огромна и постепенно наши глаза привыкли видеть в темноте, на руках и ногах у нас выросли когти, наша кожа потемнела. Мы научились добывать еду в этой, казалось бы пустыне. Всё оказалось не так плохо как по началу, потому как были здесь и животные, мясо которых было вполне съедобно, и культуры можно было выращивать, и свет обделил не все части нашей новой родины.

Шли года и наше поселение росло и крепчало. Неподалёку был источник свежей воды в виде речки, хватало и древесины, которую можно было добыть в лесу в нескольких переходах от деревни, остальное пространство занимали освещаемые блеклым светом поля и луга. На одних выращивали овощи, на других пасся скот. Мелкие невзгоды в виде диких зверей не составляли проблем, быстрое реагирование либо прогоняло, либо устраняло виновников. Время от времени приходили новости о постройке грандиозного города, названного Пандемониум. Можно было гордится моим народом, поднявшимся там, где подняться было делом нелёгким.

Мне шёл девятый год, когда в поселении построили храм для восхваления Аиона. При нём была приходская школа, куда меня отправили учиться. Нас помимо стандартных предметов обучали богослужению. Некоторым, кто верил в Аиона наиболее сильно, бог давал силы лечить, и, как я узнала позже, не только лечить.

Шёл дождь, стучали капли по веткам и листве деревьев. Птицы попрятались в своих гнёздах. Звери залегли в берлогах и затихли. А я гуляла по лесу. Я любила дождь, любила свежий ветер во время и после грозы, живительную влагу, питающую всё живое, льющуюся с неба. Попутно собирала лечебные травы и грибы. В лесу было темно, но что такое темнота для асмодианки. В середине дня решила, что пора возвращаться, путь как-никак не близкий.

К вечеру, когда жарила мясо с собранными грибами, за стеной поселения послышался шум. Через окно было видно, как народ собирается, невзирая на дождь в центре площади и смотрит в небо. А посмотреть было на что. Сияя тёплым светом, там застыли два крылатых божественных создания. Их белые, не загрязнённые тьмой крылья, ясные глаза, не изуродованные, когтями и хвостом тела…они казались нам ангелами, посланными, чтобы привести нас в рай. Они что-то рассматривали внизу и многие бросились к ним с радостными криками и предложением зайти в гости отдохнуть с дороги. Бросились вперёд чтобы…Умереть!

Когда их глаза привыкли к темноте нашего мира, ангелы спикировали вниз и их клинки рассекли первых бежавших к ним наших соотечественников. Остальные наши жители застыли в недоумении, чего стоило жизней ещё нескольким. А потом началась паника…и геноцид. Ангелы не жалели никого. Женщины, старики, дети…они догоняли их и убивали, безжалостно, кроваво. Чистую белизну крыльев марала кровь. Часть жителей, в том числе и мой отец, попытались сопротивляться, но казалось ангелов не взять ничем. Они ловко уклонялись и убивали ответными ударами. Убивали, убивали. Мы с матерью молились, чтобы это всё закончилось, чтобы нам помогли, ведь недалеко были военизированные части асмодеи. Но никто не пришёл. Последнее, что я помню, как клинок белокрылого пронзил мою мать, которая прикрыла меня от удара. Тёплая её кровь смешивалась с моей, мы умирали.

Очнулась я от жара. Огонь уже был совсем рядом, наш дом пылал. Моя рана затянулась ровно настолько, чтобы дать мне возможность не умереть, но чтобы не умереть окончательно, нужно было ещё попотеть. Нечеловеческими усилиями я вытянула труп моей матери из дома и не могла ступить дальше ни шагу. На месте поселения было пепелище, повсюду лежали трупы родных и знакомых. Не выжил никто. Спасенье не пришло. Не пришёл никто и на протяжении трёх дней, за которые я похоронила всех кого могла. После этого, собрав скромные пожитки, двинулась в сторону Пандемониума, нужно было рассказать о произошедшем. Несколько месяцев борьбы и лишений пришлось пережить, пока я добралась туда, приходилось драться с дикими зверями, искать способы пропитания и ночлег. И всё впустую. Стражи просто не впустили меня, сказав, что я не Даэва. Они не выслушали того, что я пыталась рассказать.

Мой путь лежал к таинственному Мунину, единственный, кто вне Пандемониума, мог рассказать мне, что произошло. Там же, на этом небольшом острове, от ведьм я узнала, что в будущем я смогу отомстить. Мунин же мне показал путь Даэва.

Чёрные крылья за спиной открыли мне вход в наш главный город, но стремления туда уже не было, желания сражаться тоже. В душе осталась только пустота, бесконечная пустота, с радостью сожравшая все чувства и эмоции. Ни боли, ни желаний, ни жажды мести, не осталось ничего.


01:49 

Alexeus prestory

Winged Teller
Начало.

На ступеньках небольшенькой церкви около леса сидел священник. Вокруг роились дети. Ещё бы, добрый дядя пусть и казался молодым, только вот возраст внешний не соответствовал натуральному, священник был Даэва, или просто бессмертным. Проживший много-много лет, пережив несколько поколений, он накопил огромное множество интереснейших историй. И…пока было светло и родители не гнали детишек спать, он с радостью рассказывал.
Сегодня правда рассказ был не столь оптимистичным, но не менее захватывающим. Сегодня священник рассказывал историю мира. В его устах она лилась захватывающим потоком информации о невозможных существах, о победах и поражениях, о успехах и…страшной ошибке, которая привела к расколу мира. Рассказал он и о Асмодианах, жителей второй половины мира, второй части выживших после раскола. Асмодиане не плохие, говорил он, просто думают немного по другому, и по моему мнению их точка зрения вернее, чем у нашего правления. Потом он рассказал несколько сказок на ночь и отправил детей по домам, благословив именем Аиона.

Инквизиция:

Эти кровожадные сволочи не жалели никого. Бесчувственные и безумные они не чурались никаких методов для вытягивания признания в ереси и последующим мучительным убиением. Постигла эта беда и небольшую деревню рядом с лесом. Запылали дома, выбегающих безжалостно убивали, за редким исключением. Не убитых тащили в лагерь инквизиции, где пытали, пытали, пытали. Не было спасения и для женщин, детей стариков. Не было, пока не пришёл священник. Огонь ярости читалась в его голубых обычно глазах, на поясе пылала, пытаясь выпустить свою магию, книга, в руках был обычный деревянный посох. Время казалось замедлило свой ход, когда священник рванулся к первому инквизитору, медленно отрезавшему руку у девочки, требуя признания в ереси. Прыжок, вертушка и обычный деревянный посох разорвал мучителя пополам. Мгновение и лечащее заклинание священника уже излечило раненную руку, а он метнулся к следующему инквизитору. Выхватив второй рукой книгу он метнул посох, обратившийся в огненной копьё, убив ещё одного, третью сволочь он убивал уже голыми руками. Мирный, обычно, священник вырвал голову с остатками позвоночника и бросил в сторону. Оставшиеся инквизиторы рванулись было к лесу, но судьба их была предрешена. Служитель церкви без проблем догонял и убивал, догонял и убивал. Понимая, что убегать нет смысла, инквизиторы попытались дать отпор, но даже нападая вдесятером на одного, единственное чего они добились, ранения священника и быстрой собственной смерти.
Жители не знали, что делать, когда их спаситель вернулся. Но страх был забыт, ибо святоша наконец добравшись принялся просто лечить раненых, пытаться воскресить умерших, но ещё не успевших отойти в мир иной, отпевать и помогать хоронить павших. Тела инквизиторов он проклял и сжёг магическим пламенем.

Разделение:

Вокруг небольшого домика у церквушки около леса выстроился кругом отряд магов. Они чертили руны, пентаграммы и готовились к какому-то ритуалу. Доводились последние штрихи и вот, готово. Маги встали на свои места и начался речитатив заклятий. Одна за одной загорались начертанные руны, бежали кругами и зигзагами по строго очерченным дорожкам магические формулы, поднималось в воздух зелёное марево. Внутри домика сидел священник. До конца заклятия, способного убить даже Даэва оставалось совсем немного, когда он выскочил и голыми руками убил первого кастующего. Затем наступил черёд второго, третьего…последнего. Последний сладко улыбнулся. «Мы тебя всё-таки убили, предатель», - были его последние слова. А потом мир священника разорвала боль.
Новое рождение:
Заклятие разделения души и тела, вот значит какие заклинания на своих верных служителей используете…Значит вот как вы оплатили за труд на благо на…вашей рассы?…Надеюсь вы все умрёте, а я вам в этом поспособствую…
Тело священника приобрело тёмный оттенок кожи, на руках и ногах выросли когти, в остальном выглядел он как и прежде, стройный, длинноволосый, голубоглазый, разве что глаза загорались пламенем в бою и реального цвета не было видно.
Заклятие удалось лишь частично и, недочитанное до конца, оно из одного Элийца создало два Асмодианина, которые люто ненавидели белокрылых.



01:47 

Icebringer prestory

Winged Teller
Пролог.

Мягко горел огонь в камине. Комната представляла из себя небольшое, кое-как отделанное помещение, потихонечку разваливающееся от времени. Из мебели можно было наблюдать разве что старое, обитое кожей и набитое чем-то кресло-качалку, обычное кресло рядом с первым и картину, написанную много-много веков тому назад, ещё до падения мира…
В кресле сидел человек…хотя нет, более точным будет сказать: в кресле сидел Даэва. Он читал книгу. Глаза горели красным, на его душе явно было неспокойно. По тому, как нервно он перелистывал страницы, можно было сказать, что он зол, или даже в ярости. Одет он был в маговское одеяние, яркие синие всполохи временами пробегали по его одежде, особенность зачарованной брони как-никак. По возрасту ему было около двадцати пяти, хотя как определять возраст, когда Даэва бессмертны? Волос его был белым, телосложение худым или стройным, глаза голубыми, правда увидеть реальный их цвет было невозможно, пока душа звала убивать – особенность Асмодиан, их глаза загорались в темноте ночи красным пламенем ярости в моменты, когда они рвались в бой.
Сзади к креслу подошла миловидная девушка лет восемнадцати-двадцати на первый взгляд и ласково погладила мага по голове. «Успокойся, что тебя так взбесило? - ласково спросила она, - Расскажи, что тебя тревожит». Эта девушка была единственной, кто мог успокоить это не совсем нормальное и помешанное на убийстве Элийцев существо, сидящее в кресле.
Маг захлопнул книгу, нервно бросил её в огонь и сказал девушке садиться рядом.

Начало времён.

Как ты, возможно знаешь, Аион создал Атрею и чтобы ею управлять была создана расса драконов. Затея конечно была хорошей, вот только драконы оказались эгоистичной, кровожадной рассой и управляли огнём и мечом, то есть выжигая всё и вся на нашей планете. Немногие выжившие прятались, некоторые особенно воинственные рассы были подчинены, власть драконов была огромна.
Но им было мало. Они потребовали у Аиона ещё больше силы, силы сравнимой с его собственной. К этому времени драконы немного изменились, у них появилась иерархия и прозвали они себя Балаурами. Естественно требованию своих чад Аион не внял, что побудило Балауров напасть на Башню вечности, пристанище бога. Мы встали на защиту, но мы были слабы. Тогда Аион в помощь нам создал двенадцать созданий, Небесных лордов, которые встали с нами плечо к плечу, так же он создал эфир, особую субстанцию, которая давала дополнительные способности и защищал Башню вечности непреодолимым для Балауров щитом. Через некоторое время стали появляться люди, способные как и Лорды управлять энергией эфира, мы с тобой ими и являемся, правильно назвали нас – Даэва. Война шла на равных, наши ряды росли и вскоре мы смогли бы победить, но случилось страшное…по началу оно таким правда не казалось.

Договор.

Теперь мне известно, откуда это началось. Проклятая Ариэль, одна из лордов, а так же ещё несколько оных умудрились убедить Израфела на заключении с Балаурами мирного соглашения. МИРА С БАЛАУРАМИ!!! Я не представляю как им удалось это, но они уговорили Израфела. Я надеялся, как и многие сородичи, что это безумное решение будет отвергнуто на совете, что разум победит, что нам позволят отомстить за погибших. Но совет решил, что миру быть. Идея была поддержана двумя хранителями щита и падшими Ариэль и компанией. Я понимаю чувства Лорда Асфеля, когда он в ярости ходил среди наших рядов, проверяя боеготовность.
И вот наступил этот день, щит был опущен, и Балауры гордо шагали среди нас. А дальше, дальше начался хаос. Один из балауров был убит, и мы рванулись на защиту башни. Но слабость будущих Элийцев подвела. Балауры прорвались через их оборону и башня пала.

Спасение.

Благодаря жертве Израфела и Сиэль мир не был уничтожен взрывом башни, а был расколот надвое. Эти двое, пусть и ошибившись в попытке заключить мир, спасли нас. И что я слышал? Я слышал сожаление в гибели двух лордов, но как же мало было благодарностей за жертву во имя спасения. Мы почтили память погибших и двинулись строить новую жизнь.
Сказать по правде, нам достаточно сильно повезло, потому как нам достался достаточно приятный климатически мир. Хорошо освещённый днём, вполне видимый ночью он одарил спасшихся реками, полными рыбы, полями с радостью даривших нам богатые урожаи, великолепными лесами с трелями птиц и шумом ветра, бегающего между деревьев…рай. И это видимо стало предметом гордыни. Отряд посланный в открывшийся портал между мирами выяснил, что мы не единственные и Азфел с другими лордами оказались живы, но на другой половине мира. Единственное, что осложняло положение это то, что разведгруппа, она же отряд Дэльтраса была несдержанна и вступила в бой с Асмодианами. Но тогда я не терял надежды, что между нами может быть мир.
Я обратился к совету с просьбой отправить меня к Асмодианам для заключения мира и просьбы простить нас за действия Дэльтраса и его гордыню. Ответом мне была просьба ждать и молчание. Ждать так ждать, у меня века впереди, Даэва бессмертны, вот я и поселился недалеко от леса, построил себе домишко, напоминающий этот, завёл небольшое хозяйство и организовал небольшую церковь для почитания бога нашего Аиона. Шло время, и вот однажды в деревню нагрянул отряд инквизиции. Веры в них не было не на грош…они жгли деревню неподалёку, обвиняя всех в ней шпионами и еретиками, пытались вытянуть из них информацию, которой у них не было. Тогда я впервые после катаклизма убил. Жертв было много, я мелькал среди инквизиторов и их кровь разлеталась в стороны. Они ничего не могли противопоставить Даэва. Ничего. Единственная проблема была выяснена позднее, когда прямо вокруг моего дома выстроился отряд магов, которые что-то кастовали. Я не обращал внимания, пока моё тело не пронзила боль, я чувствовал, что мою душу вытягивают из меня. Кровавое безумие застелило глаза. Мне мстят за убийство мучителей и убийц? Я рванулся к магам, убивая их одного за одним, но было поздно…
Хотя не совсем. Адская боль мучала меня длительное время, казалось я попал в ад, если он существует, в рассудок я приходил нечасто и единственное, что помню – ты. Момент, когда я сжёг отряд Мау, пытающихся тебя мучительно убить. Ценой того заклинания стала таки не смерть души…всего лишь её разделение. Где-то в мире есть мой двойник, скорее всего священник. В нём ещё есть доброта, сочувствие, порядочность. Во мне только ненависть, безграничная ненависть к Элийцам и какое-то странное чувство к тебе…Элийцы, проклятые элийцы…высокомерные гады пишут, что это мы во всём виноваты, что мы хотим войны? Вот что меня вывело из себя!… За наглую ложь, попытки нас уничтожить и моё унижение, они все умрут!

В камине догорали остатки «Истории Атреи», написанной белокрылым.

01:44 

Shiko prestory

Winged Teller
«Мяу!»-шепнули игриво на ушко. Мау оглянулся – никого. «Ню, милый, почему ты не обращаешь на меня внимания?» - мау снова оглянулся, опять пустота. Слышен шорох в стороне, поворачивается, а там…опять никого. Мау достал из-за спины клинок и настороженно обернулся. Мускулы бугрились под лоснящейся шерстью, морда кошака растянулась в ухмылке.

Ещё бы ему не улыбаться, напротив стояла хрупкая невысокая девушка. Волос цвета запёкшейся крови был уложен в аккуратный хвостик, глазки светились красным огнём, хрупкие руки сжимали рукояти составных кинжалов. Что забыла эта девочка в центре посёлка до зубов вооружённого отряда Мау? Ему было это сложно понять, так же как и то, как она смогла добраться сюда. Как никак дойти до этого пусть тихого, но хорошо защищённого озерца, где любил отдыхать вождь племени, было нереально. Многие пытались, но все лежали костями не очень далеко от входа. Но она стояла перед ним. Стояла, блистая своей какой-то дикой красотой. И улыбалась в ответ…или просто улыбалась. И вдруг Мау понял, что охраны больше нет, это читалось в весёлых искорках в глазах девчушки, читалось, что охрана, стоявшая на пути сюда мертва. Ручка девушки спрятала один из кинжалов, и из сумки достала ожерелье. Клыки, клыки Мау – охраны. Внутри вождя закипал гнев, а она, видно чтобы поиздеваться потрясла ожерельицем, спрятала его в сумку и поманила пальчиком.

Месть будет сладка, подумал вождь и рванулся вперёд в атаку. Что эта соплячка сможет противопоставить ему? Взмах, и вот голова девушки должна отделиться от тела…только вот ни головы, ни тела нету…удар в пустоту. Зато щёку пронзила резкая боль, послышался звук обратной сборки кинжала. Через секунду ещё одна царапина, через пару секунд ещё. Мау развернулся и бросился на девушку, замах, вот он уже совсем рядом, вот он чувствует её личико рядом со своим, такое нежное и тёплое, вот он чувствует, как сейчас прольётся её кровь… «Мяу»,-шепчет она ему на ушко и пропадает, появляясь у него за спиной. Она смеётся, подбрасывая его на 3 метра в воздух, легко подпрыгивает, появляясь над ним, и вонзает клинки Мау в грудь. Земля жёстко принимает его в свои объятья, в глазах темнеет, последнее, что слышит вождь – радостный смех… И фразу: «Было весело, но мне пора, улыбнись и умри». После чего лезвие кинжала проходит по шее, а он улыбается…

Сказания Атреи

главная